Новости
  • 20
    Мая
    2016

    СВЯТОСЛАВ ВАКАРЧУК: «СЕКРЕТ В ТОМ, ЧТО Я ЧАСТО ПРЕДЛАГАЮ ЧТО-ТО НЕПРАВИЛЬНОЕ»


    Океан Ельзи

    Лидер группы «Океан Ельзи» Святослав Вакарчук живёт в бешеном ритме мегазвезды рок-н-ролла. Интервью по поводу выпуска девятой номерной пластинки «океанов» он давал в собственный День рождения, принимая по телефону многочисленные поздравления от друзей и поклонников, а также порой отвлекаясь на то, чтобы обсудить с гитаристом группы Владимиром Опсеницей детали работы над мастерингом свежего диска.

    Накануне выпуска альбома, который, как теперь известно, носит название «Без меж», Святослав охотно делился интересными творческими подробностями из прошлого ОЕ, полушутя-полусерьёзно фантазировал на тему будущего как своей группы, так и мировой музыкальной индустрии. Но цепкий, чётко сфокусированный на окружающей действительности взгляд фронтмена «Океанов» говорил о том, что в данный период жизни его, по большому счёту, интересует настоящее — и ничего, кроме настоящего.

    В своём творческом настоящем Святослав не только сочиняет и исполняет песни собственной команды, но также активно участвует в процессе их студийного производства как саунд-продюсер. Эксперименты Вакарчука с саунд-продакшном привели к тому, что он впервые в истории «Океана Ельзи» исполнил партию соло-гитары для одной из композиций альбома — минималистичную, но очень броскую. В самом начале разговора Святослав не мог не поделиться радостью от этой музыкальной победы.

    И как же случилась история с Вашим дебютом в качестве соло-гитариста?

    Я записал соло для композиции «Віддай мені (свою любов — первой в трек-листе альбома. Эта песня достаточно традиционна для рок-музыки — и при этом довольно-таки нетипична для «Океана Ельзи». Если спросить меня о том, на что она похожа, я отвечу, что это смесь позднего Джонни Кэша и The Rolling Stones. В общем, совершенно не славянская вещь.

    У меня возникла идея записать в ней «сумасшедшее» гитарное соло. Влада в тот момент был в Сербии. Чтобы сделать ему референс, я взял в руки электрогитару и, задевая лишние струны, — толком играть на этом инструменте я не умею — показал те напор и экспрессию, с которыми нужно исполнить чистовую партию. С третьего раза у меня получилось нечто похожее на правду.

    Когда Влада приехал, я показал ему запись. Сначала он попытался это сыграть, а потом предложил: давай, пожалуй, так и оставим. Мы убрали из трека с гитарой одну фальшивую ноту и оставили мой «сумасшедший» дубль в финальном миксе. Во время живого исполнения «Віддай мені свою любов» Влада пытается имитировать мою манеру исполнения этой партии. Получается у него достаточно плохо: Опсеница-то умеет играть на гитаре, а я — нет.

    Ваш новый альбом находится на стадии мастеринга (на момент записи интервью – прим. ред.). Я общался с Евгением Ступкой, продюсером диска «Янанебібув» — и он рассказывал, что звучание этой работы было «вытащено» на достойный уровень именно мастеринг-инженером.

    Я так не считаю. На мой взгляд, «Янанебібув», несмотря на все усилия продакшн-команды, с точки зрения звука весьма посредственен, воспринимать его саунд как полноценный, сегодня невозможно. Просто там песни очень честные и красивые. И людям абсолютно всё равно, какой там звук, мастеринг... Технические детали не имеют никакого отношения к успеху той пластинки. Мы были молодыми, голодными, хотели доказать всем, — и, прежде всего, самим себе — что мы лучшие. Кажется, это у нас тогда получилось.

    Не могу до конца согласиться с этим. Саунд «Янанебібув» не назовёшь эталонным — но он очень художественный...

    Я всё равно люблю звучание следующего диска, «Модель», больше. Но «Янанебібув» тоже входит в список моих любимых альбомов. Я достаточно часто слушаю практически все наши записи в машине и плеере.

    Признаюсь честно: есть только одна пластинка «Океана Ельзи», которую я с трудом могу воспринимать — диск «Там, де нас нема». Считаю, что это достаточно детская, примитивная работа.

    Кстати, о «Там, де нас нема»: признайтесь хотя бы теперь, под дулом чьего пистолета Вы сочинили песню «Тадж-Махал»?

    Не было никакого пистолета: всё написал сам, по доброй воле. Тогда я действительно очень хотел побывать в Индии. Конечно, песня получилась немного наивной — но не забывайте о том, что на момент её написания мне было двадцать два года! Я до сих пор считаю, что текст «Тадж-Махал», невзирая на наивность, неплох. Он, на мой взгляд, лучше, чем мелодия.

    Пластинку «Там, де нас нема» продюсировал Роман Суржа, профессиональный гитарист. Помогал ли он сочинять мелодические гитарные проигрыши, которых на том альбоме больше, чем на каком-либо другом? Я говорю именно о мелодиях, а не о «свободных» гитарных соло а-ля импровизация...

    Понимаю, о чём речь. Частично помогал. Но, в основном, не добавляя ничего от себя, а отсеивая что-то из наших наработок. Кстати, Суржа сыграл небольшое гитарное соло в конце песни «Ластівка з мого міста».

    Я не люблю этот альбом не потому, что там какие-то не такие песни — там много отличных вещей! Просто мы на этой пластинке ещё не мы, да и я — не я. Художник Пабло Пикассо был разный. «Там, де нас нема» — это, образно говоря, ранний Пикассо.

    Мой нынешний вокал из меня, как известно, «вытащил» Евгений Ступка. Он обратил внимание на то, что у меня от природы достаточно хриплый голос, что я эмоционально раскрываюсь только тогда, когда пою так, как разговариваю. И попросил петь, не избавляясь от этой хрипоты. Я впервые попробовал такую манеру в песне «Янанебібув». Пару раз сделал это через силу, сопротивлялся — потом втянулся, понравилось.

    От нелюбимой пластинки к любимым. Какие из альбомов Вам по звуку нравятся больше всего?

    Мой самый любимый альбом в отношении саунда — «Суперсимертрія». Эта пластинка сводилась очень долго, кропотливо, с применением высококлассного аналогового оборудования, качественной магнитной ленты... В принципе, на уровне с «Суперсиметріей» звучат несколько вещей с альбома «Земля». Речь идёт, прежде всего, о песнях «Обійми» и «На небі». Продюсер диска Кен Нельсон очень любил эти композиции, ни слова, впрочем, не понимая из того, что мы там поём. И вложил в работу над ними всю душу.

    Жаль, что мы не провели в студии большего количества времени и не смогли добиться подобного звучания от остальных треков альбома. Одну из записанных и, в принципе, готовых песен с названием «Лейла» мы даже не стали включать в трек-лист пластинки «Земля»: она всё равно казалась нам слишком сырой.

    Альбом «Без меж» тоже звучит, по моему мнению, очень хорошо. Из песен, с которыми уже имела возможность ознакомиться широкая аудитория, мне больше всего импонируют «Життя починається знов» и «Мить». В плане звука они великолепны.

    Насколько мне известно, над диском «Без меж» работала продюсерская команда из трёх человек: Вы, Виталий Телезин и Владимир Опсеница. Двое из них, особенно Телезин — Ваши проверенные и надёжные коллеги.

    Да. Вообще-то мы, как в своё время группа The Beatles, — люблю сравнивать нас с The Beatles, скромность не входит в число моих основных достоинств (улыбается) — были, да и фактически остаёмся привязанными к одной продюсерской команде. Всё, что мы сравнивали с ней, нам не нравилось. Фактически, «Земля» — единственный активный эксперимент, в процессе проведения которого мы от работы с этой командой отошли.

    Другое дело, что, когда говорю об одной команде, я предполагаю разные её подходы к сведению, разные комбинации её участников в распределении функций по работе над музыкальным материалом.

    На сегодняшний день этих подходов несколько. Подход номер один — метод работы Евгения Ступки, который звучал в альбоме «Янанебібув». Подход номер два — работа покойного Сергея Товстолужского в альбоме «Модель». Третий подход — тандем Телезина и Товстолужского в альбоме «Суперсиметрія», с бОльшим, нежели у «Модели», уклоном в эстетику традиционного рок-н-ролла. Четвёртый подход — пластинки Gloria и «Міра», которые Телезин продюсировал в паре с Милошем Еличем. Dolce Vita — ещё одна комбинация: Ступка плюс Милош. Потом была «Земля» с Кеном Нельсоном.

    А теперь — «Без меж». Новый альбом мы продюсировали втроём с Влада и Виталием Телезиным. Милош от этого процесса самоустранился и, наконец, осуществил свою мечту: поработать с группой «Океан Ельзи» в качестве простого музыканта (улыбается).

    (продолжение следует)