Новини
  • 23
    Жовтня
    2013

    ОКЕАН ЕЛЬЗИ: "Ми на вірному шляху, але є куди прагнути далі"

    Святослав Вакарчук доволен, хоть и выглядит несколько усталым - это интервью у него за день далеко не первое. "О, "Звуки"!" - радостно улыбается Слава. - "Наконец-то о музыке поговорим, а не о политике и всем таком!". Музыка нас интересует в первую очередь: у "Океана Ельзи" вышла новая пластинка - насквозь "британская", сделанная на Туманном Альбионе, да еще и под руководством маститого западного продюсера... Как Вакарчуку и компании удается столько лет оставаться музыкально актуальными, куда хотят музыканты двигаться дальше, и о тонкостях записи в Англии - об этом мы и говорим со Святославом.

    Звуки: Как возникла идея пригласить на запись британского продюсера? 
    Святослав: Изначально было на примете несколько продюсеров, с которыми мы хотели работать над записью нашего восьмого альбома "Земля" - разослали им записи, и ответили нам два человека: Тони Висконти (Tony Visconti) и Кен Нельсон (Ken Nelson). Правда, Висконти сразу предупредил, что он занят одним "важным проектом", а вот Нельсон оказался свободен. Потом мы-то поняли, каким проектом занимался Висконти - как раз вышел новый альбом Боуи... 

    Звуки: То есть - счастливая случайность, что согласился именно Нельсон?
    Святослав: Мне очень нравится, как Кен записывает гитары, а мы всегда играли гитарную музыку. Так что вот эта его фирменная «фишка» - у него мягкие гитары, но их при этом много. И мне безумно нравились его работы с Coldplay - "Parachutes" и "A Rush Of Blood To The Head" - гениальные альбомы. И Кен сразу сказал: "Ребята, мне нравится ваша музыка, давайте поработаем", - точки соприкосновения нашлись очень быстро, и работалось чрезвычайно легко. Что интересно, мы перед тем, как выбирать продюсера, кому послать наши записи, составили собственные шорт-листы, кого бы мы хотели видеть в качестве продюсера - Кен совпал у всех. 

    Звуки: От чего выстраивался звук на записи, поделись "кухней"?
    Святослав: Нельсон - ливерпулец, человек для которого The Beatles - часть культуры, у него битловщина в крови. Для него главное - песня. Он всегда говорит, что звук для него вторичен: трогает песня или нет - вот, что главное. И при этом он еще очень тонко чувствует границу звучания: вот тут чуть влево - все станет приторно и банально, а вправо - будет "завернуто" и перегружено. Надо найти какой-то баланс, при котором все просто и понятно, но при этом - звучит. Вот, например, в песне "На Небi" - пример простой незатейливой мелодии, которая при обработке в правильной канве вдруг начинает работать, "цеплять". Он нас очень удивлял - дольше всего мы строили гитары, барабаны и басы он отстроил достаточно быстро. Он писал гитару так: усилитель стоял в одной комнате, а Кен снимал звук с усилителя микрофоном, звук с микрофона выдавал в другую комнату, в другую колонку, и уже с нее снимал звук. Мы часами выбирали инструменты и усилители - пять инструментов и пять усилителей, представляете, какое количество комбинаций? Я успел песню последнюю для альбома написать, пока сидел и ждал, когда они выберут гитару для песни "Караван"!


    Звуки: Но при этом гитарный звук на пластинке очень четкий, но совершенно не похожий на предыдущие работы "Океана"... 
    Святослав: Кен не любит слишком перегруженного звука, он говорит, что чересчур перегруженный звук становится тонким, а должен быть глубоким. И если хочешь, чтобы был драйв, чтобы было ощущение рок-н-ролла - надо найти золотую середину. 

    Звуки: Каков процент живого звучания на пластинке? 
    Святослав: Вся группа, за исключением вокала, записана живьем. Может быть, где-то была пара клавишных овердаббчиков, но в целом все двенадцать треков записано вживую. 

    Звуки: Не было желания похулиганить, сделать какой-нибудь экспериментальный трек, выбивающийся из звуковой концепции альбома? 
    Святослав: У нас просто не было времени. К сожалению, в ходе процесса записи мы расстались с нашим гитаристом Петей Чернявским, и мы были озабочены устранением именно этой проблемы, вводом нового человека. Так что мы просто не успели. Еще бы недельки две-три... 

    Звуки: Потеря Чернявского ощутима?
    Святослав: То, что его нет - слышно, но я бы не назвал это потерей. Мне очень нравилось - и нравится сейчас - как играет Петя. Но есть одна штука... Знаешь, все музыканты игравшие или играющие в "Океане Ельзи" любят разную музыку, но есть два коллектива, которые любят все - The Beatles и Led Zeppelin. И я всегда считал, что Петя - апологет звука Пейджа. И только когда пришел Владо (Владимир Опсеница), я понял, что Петя при всей своей любви к Led Zeppelin никогда не играл звуком Пейджа! Он играл как панк, любящий звук Джорджа Харриссона! У него такая плачущая гитара с перегруженным звуком а-ля The Clash и из-за этого перегруза тебе кажется, что вот он, пейджевский звук! Но у него другое звукоизвлечение, которое спрятано за множеством эффектов! И вот когда пришел Владо - мы поймали этот звук, приближенный к звуку Пейджа. Он не рвет струны, у него каждая струна дает «мясо». И мы еще стали активно использовать Gibson - правда, не пейджевский Les Paul, а SG, и вот тут я услышал совершенно новый звук. Никогда не думал, что в группе сможет звучать Gibson - а ведь звучит! Так что пропал декаданс, но появился напор. 

    Звуки: Владо станет постоянным участником группы или останется с вами на правах сессионного музыканта?Святослав: Этот вопрос мы решим по окончании тура. Вся группа хотела бы, чтобы Владо остался в группе на правах постоянного участника - но, сам понимаешь, человек всю жизнь жил в Сербии, там занимался музыкой, записывал, продюсировал... Ему надо привыкнуть и войти в новый ритм. Поживем-увидим, как образуется.


    Звуки:  В группе уже двое сербов - потому не могу спросить, когда же вы сыграете на EXIT, главном сербском фестивале? 
    Святослав: Мы думаем про европейские фестивали. Нам уже тесновато там в рамках клубов. Наш менеджер переговаривается сейчас с рядом промоутеров, но ты же понимаешь - просто выступить на фестивале не является проблемой. Нас звали и зовут. Надо понимать, где, как и на каких условиях выступать. Надо ценить себя и понимать, кто мы - нужно показать себя в полную силу. 

    Звуки: Как ты думаешь, почему именно в Украине появляется такая масса новых, интересных музыкальных идей?
    Святослав: Я бы сравнил Украину и Россию с Британией и США, в музыкальном отношении. В России более развита индустрия, в России больше рынок, чаще появляются новые имена, но в Украине, как и в Британии, появляются музыканты, которые создают тренд. Вот появился Ваня Дорн - тренд в поп-музыке. Группа "Бумбокс", даже группа "ВИА Гра" - все это тренды. Конечно, российская культура очень влияет на современную украинскую культуру - но и Англия сейчас вся американизирована. Но при этом все фуроры на той же "Грэмми" - приходят из Англии, что Эми Уайнхаус (Amy Winehouse), что Адель (Adele), что Mumford & Sons... Хотя индустрия, конечно, вся в Америке. Просто мы в Украине варимся в собственном соку - и у нас есть время подумать. Все хорошее должно настояться, мне так кажется. 

    Звуки: Мечта сбылась?
    Святослав: Мы стали ближе к мечте. Мне, например, понравилось как звучит голос - даже в "Брюсселе", который очень качественно записан, голос все равно звучит не так, как хотелось бы. А Кен нашел правильные микрофоны, Neumann M49, один из знаменитой "большой пятерки" микрофонов, который дает именно такой вокальный звук, как я люблю. Так что - мы постарались приблизиться к идеальному звучанию. И, честно признаться, я боюсь момента, когда смогу сказать, что мечта сбылась. Это же означает, что некуда двигаться, а это не по мне. Скажу так: мы на правильном пути, но есть еще куда стремиться. 

    Звуки: И куда же?
    Святослав: Хочется поэкспериментировать с электронными звуками, с многоголосием, попробовать сделать что-то с налетом эмбиента, как у Arctic Monkeys на новом альбоме. Чтобы было ощущение пространства, надо попробовать, поэкспериментировать. 

    Океан Ельзи
    Москва, клуб Stadium Live
    22-23 ноября, 20:00